Южный федеральный университет
Сегодня: 23-10-2018.

Инженер должен быть творцом!

Ко Дню радио Студенческий совет Института радиотехнических систем и управления Южного федерального университета подготовил интервью с профессором кафедры Антенн и радиопередающих устройств, советником ректора ЮФУ по инженерному направлению В.А. Обуховцом
С чего началось Ваше знакомство с радиотехникой?

Мне в руки попала замечательная книжка. Она называлась «Юный радиолюбитель», автором был Борисов В.Г. И когда я её раскрыл, полистал, очень захотелось сделать первый детекторный приемник. Мне показалось, что это очень просто. Отсюда всё и началось.

В чем достоинства и перспективы инженерных (радиотехнических) специальностей нашего ИРТСУ?

Если говорить о достоинствах, то посмотрите, что делается вокруг нас, с какой скоростью внедряются гаджеты. Я уже молчу про оборонную тематику и военную технику. Кроме того, мне бы хотелось вот на что обратить внимание. Один мой товарищ, когда работал у нас на кафедре, сформулировал такую мысль: «С нашей специальностью можно овладеть любой другой специальностью». И многочисленные примеры тому подтверждение. Я могу привести по крайней мере несколько сразу, без подготовки: человек, который всю жизнь заведовал кафедрой, связанной с вычислительной техникой, до этого закончил радиофак. Или другой пример: в то время, когда я был деканом факультета (РТФ – прим. автора), ко мне приходит директор предприятия, которое занимается картографированием, и просит парочку хороших выпускников радиофака.

Я говорю: «Почему же? Ты ведь сам заканчивал ФАВТ и знаешь тех людей, почему там не ищешь?»

На что он нехотя ответил: «Потому что радисты быстрее схватывают, из них получаются лучшие системные администраторы, высококвалифицированные программисты».

И правда: те ребята, которых я порекомендовал, очень сильно выросли у него и потом пошли дальше. Поэтому действительно, наши специальности и направления подготовки нацелены на то, чтобы научить человека учиться.

Просто радиотехнике вперед научить невозможно. Прогресс в этой области очень стремителен. Вполне вероятна такая ситуация: когда человек поступал в институт, ещё не было каких-то гаджетов, которые к моменту окончания стали широко распространенными. А если посмотреть на парад, который был 9 мая? Беспилотники, роботы – этого же тоже совершенно не было до настоящего времени.

Вывод: невозможно инженера научить впрок. Он должен уметь осваивать новое очень быстро. Более того, он должен быть творцом! Он должен создавать новое, опираясь на уже известное.

Где могут работать наши выпускники и назовите самых выдающихся из них?

Наши выпускники могут работать где угодно: заводы, научно-исследовательские институты, научно-конструкторские бюро, могут преподавать. Мне кажется, что там, где на заводах серийно производят радиоаппаратуру, они показали себя лучше всего. Например, в Серпухове. Там есть завод, называется «РАТЕП».

Там много наших людей, выпускников самых разных лет. Это лучшие настройщики, лучшие руководители групп (бригад – прим. автора) и в лабораториях завода, и в цехах. Таких заводов по стране огромное количество. В советское время было распределение выпускников, они разъезжались в самые разные уголки: в Бельцы (Молдавия), в Киев, в Нижний Новгород, в Астрахань и т.д. В Донецке был НИИ комплексной автоматизации: как только туда на территорию попадаешь, с тобой начинают все здороваться – так много там наших выпускников. Работать наши ребята могут на предприятиях разного профиля, связанных не только с чистой радиотехникой, но и с электроникой, и с вычислительной техникой, потому что знания, заложенные в учебные планы нашего института (ИРТСУ – прим. автора) позволяют освоить смежные области без особого труда. Поэтому отличительной особенностью выпускников бывшего радиофака и теперь ИРТСУ является способность быстро адаптироваться на рабочем месте, освоиться и в скором времени начать приносить пользу.

Виктор Александрович, расскажите о выпускниках больших масштабов.

Назову тех, чьи имена звучат громче других. Например, как будто недавно мне пришлось писать рецензию на дипломный проект нашего выпускника Владимира Степановича Вербы. Очень энергичный человек, умный, талантливый.

Причем как выяснилось с годами, талантливый во всем. Он здесь написал и успешно защитил диссертацию. Затем в стране наступила перестройка, начали стремительно развиваться банки, и он стал организатором банка «Петровский», который возглавлял около 10 лет. Затем переехал в Москву. Там в правительстве его кандидатуру выбрали и назначили генеральным директором и одновременно генеральным конструктором концерна радиостроения «ВЕГА».

Концерн объединяет более 30 оборонных предприятий. И вот во главе этого комплекса предприятий, которые разбросаны по всей стране, стоит наш Владимир Степанович Верба. Я уже молчу о том, что его заместитель – тоже наш выпускник, руководители отдельных служб – наши выпускники.

На заводе «РАТЕП», о котором я уже говорил, многие годы заместителем директора был также наш выпускник, Александр Иванович Пахомкин.

На Украине в свое время министром по вопросам оборонного комплекса и конверсии был Виктор Иванович Антонов – тоже наш выпускник. Этот список можно продолжать ещё очень долго.

Как Вы считаете, какой подход при взаимодействии со студентами самый эффективный? Как заинтересовать студента?

Это сложный вопрос, над которым бьются все, кто связан с преподавательской работой. Мне кажется, что здесь должна быть разумная доля сотрудничества, товарищества. Потому что студент и преподаватель – две стороны общего процесса обучения. Одна должна передать знания, другая их воспринять. Самое лучшее, если будут уважительные отношения между ними: не только студент должен уважать профессора, но и наоборот.

Когда всё строится на этой основе, да если ещё преподаватель – хороший специалист в своей области, умеет интересно рассказать и показать, успех гарантирован. И ещё одно: преподаватель должен доверять студенту. Если дело касается научно-исследовательской деятельности, то не надо бояться поручать студенту какую-то самостоятельную работу. Тогда, если этого не бояться, то студенты зачастую намного быстрее вникают, они начинают работать над проблемой, которая становится для них своей, родной, а раз это так, то им хочется быстрее разобраться в ней, сделать что-то новое, внести свой вклад. Если бы всегда отношения строились на таких принципах, результаты у нас были бы ещё лучше.

Можем ли мы назвать ИРТСУ самым инженерным институтом?

Вы знаете, поскольку я и заканчивал РТФ, и много лет работаю здесь (ИРТСУ был основан на базе радиотехнического факультета — прим. автора), я безусловно являюсь его патриотом. Поэтому я не могу быть объективным. Конечно, я считаю, что можем.

Однажды мы беседовали с бывшим ректором ЮФУ Захаревичем Владиславом Георгиевичем, который когда-то был директором конструкторского бюро, занимавшегося разработкой медицинской техники.

Я его спрашивал: «Как ты относишься к выпускникам разных факультетов, кого ты предпочитаешь?»

Он отвечал: «Радистов».

«Но у тебя же там нет чистой радиотехники!» — удивлялся я.

А он говорил: «Всё равно они быстрее схватывают, быстрее адаптируются и лучше работают».

Вы были директором телерадиокомпании «Университет», стояли у её истоков. Расскажите, с чего всё начиналось?

В середине девяностых годов стал очень заметен рост интереса абитуриентов к экономическим, юридическим, гуманитарным вузам и наоборот – резкий спад интереса к инженерным наукам. Все стали бояться физики, искали такие специальности, на которых не нужно было изучать её, а лучше, чтоб ещё и математику. И по набору абитуриентов ТРТУ, когда-то бывший лидером, скатился до середнячков. Надо было что-то делать. Каждая кафедра, заведующие, деканы, преподаватели были втянуты в это. Думали, что сделать, чем помочь, выступали перед школьниками – использовали все традиционные методы.

Тогда меня пригласил ректор (Владислав Георгиевич Захаревич – прим. автора) и говорит: «Ты знаешь, я вот тоже думаю над этой проблемой… Я тебе поручаю создать у нас эфирное вещательное телевидение!». Он начальник, я не мог ему отказать, хотя в вузе не было лишних денег, стипендию студентам платили не всегда регулярно, зарплату, размер которой был смехотворным, задерживали. Ни на что: ни на командировки, ни на оборудование, ни на ремонт денег не было, а он поставил такую задачу, возможно, не первостепенной важности. Трещал по швам корпус «Г» – его вечно ремонтировали, а тут поручают создать телецентр…

Я начал узнавать, сначала сам. Смешнее всего, что никто не мог ответить даже на такой вопрос, с чего начать получение лицензии: куда обращаться, в какую организацию, какие документы готовить. Но потихоньку я стал разбираться. Меня перенаправляли из Таганрога в Ростов, из Ростова в Москву.

Продолжалось это несколько месяцев до тех пор, пока меня не познакомили с Сергеем Николаевичем Палий. Он переехал из Украины и искал работу. Мы поговорили, я узнал, что он радиолюбитель с большим стажем и его образование подходит.

Я сказал ему: «Есть такая работа, она трудновата, хотя бы потому, что не знаешь, с чего начать. Она трудна, потому что нет никаких средств…»

Он ответил: «Раз так трудно, то мне это подходит!»

И действительно, он включился в эту работу. Вдвоем стало намного легче. По организации телецентра постепенно большая доля работы стала перетекать на него, потому что я был деканом и продолжал преподавать. Мы «пробивали» всё это вдвоем: ездили, писали и, наконец, получили лицензию. После этого стали думать, где брать передатчики, кто их изготавливает, где брать на это деньги. Так мы решали проблемы по мере их поступления. Очень радовались, когда появился первый компьютер, ведь их даже в самом вузе было немного. Лицензию мы получили в 1997, а в эфир вышли через год, в 1998 году.

А как стартовало радиовещание?

Сергей Николаевич решил на этом не останавливаться и предложил «пробивать» открытие радиостанции. Я согласился, и вскоре мы получили лицензию на радиовещание. Первая лицензия была в диапазоне УКВ – это бывший советский стандарт, низкочастотная часть FM диапазона (67.58 МГц). Эта станция работает и сегодня.

Изготовление и установка антенн были очень дорогими, если обращаться в какие-то специализированные фирмы. Но на наше счастье, на радиофаке училось несколько ребят из поселка Октябрьский Краснодарского края. Среди их родителей были руководители телерадиоцентра, только не вещательного, а ретрансляционного: он транслировал на юг сигналы центрального телевидения и центральных радиостанций, а также за рубеж в страны Ближнего Востока. И эти люди откликнулись. У себя в поселке они рассчитали, разработали, изготовили антенну. Приехала целая бригада рабочих. Они на крыше корпуса «Д» устанавливали эту антенну. Было очень сложно, потому что корпус «Д» длинный и узкий, а мачта 22 метра. Система растяжек стояла под малым углом. Поэтому они установили три яруса этих растяжек. Сначала собрали антенну в лежачем положении на крыше, потом поднимали лебёдкой. Подъем должен был проходить очень медленно, потому что антенна начинала качаться и была опасность, что это качание может войти в резонанс. Из лежачего положения в вертикальное её поднимали 4 часа. Очень медленно, очень осторожно. Делали это несколько человек. Подняли, проверили, всё заработало. Единственная неисправность за все эти годы: на самом верху была красная сигнальная лампочка, она вышла из строя. А так эта антенна до сих пор служит нам, спасибо этим ребятам!

С чего началось сотрудничество нашего телерадиоцентра с MTV?

Своих денег для того, чтобы создавать передачи и вести вещание в течение 24 часов у нас не было, потому что это очень дорого, и нужен большой коллектив людей. Стали искать выход из положения: «Давайте будем транслировать кого-то, а свои программы вставлять врезками». Тогда не так много было коммерческих радио- и телевизионных станций. Перебрали всех, кого нам удалось найти, практически все за это просили деньги, причем большие. А MTV денег не просил. Мы разговаривали с менеджерами разных уровней. Тогда программы, к которым сегодня мы все привыкли, были чем-то новым: больше свободы в музыкальных клипах, в нарядах тех, кто там выступает. Сергей Николаевич даже организовывал социологический опрос: наша аудитория, смотревшая MTV, — это были сравнительно молодые люди от 14 до 35 лет. И в самом деле: если в то время зайти в общежития, то в комнатах, где стоял телевизор, обязательно было включено MTV.

Центральный офис MTV много работал с периферией, с такими, как мы. Однажды они запланировали снять у нас программу «12 злобных зрителей». Приехали к нам группой. Из самых известных, кто к нам приезжал, была ведущая Яна Чурикова. Больше всего понравилась одна история. Съемки проходили в студенческом комбинате питания («555», ныне «Еда Всегда» —прим. автора) на первом этаже. После очередного ремонта там было уютно: кафе, маленькая сцена.

Ребята перед эфиром успели побывать на море, и Яна пришла босиком, ноги полностью были в песке. Благо снимали так, что босые ноги не попали в кадр. Они веселые, раскованные ребята, нашим студентам-зрителям было очень интересно.

Был ещё случай. Одна девушка из съемочной группы сказала: «Я завтракаю только овсяной кашей». А в гостинице, где их поселили, был ресторан, в котором готовили все, кроме овсяной каши. Поэтому Сергей Николаевич занимался тем, где раздобыть и как быстро ее приготовить.

Виктор Александрович, что бы Вы пожелали нашим будущим абитуриентам?

Я бы пожелал одного: поступать на ту специальность, на то направление, которое тебя действительно интересует. Мне кажется, что успех учебы и будущей работы на 99 процентов зависит от того, есть ли у человека интерес к специальности. Без интереса и учеба тянется нудно, и «отскакивает» услышанное на лекциях. Если же человеку нравится, он не считается со временем, ему хочется побыстрее узнать новое, попробовать изготовить, рассчитать, смоделировать что-то своими руками. Только у таких ребят получается все хорошо, их ценят на работе. По-моему, это главное для абитуриентов.

Интервью подготовили Екатерина Кезикова и Тимур Пацюк